Вход
Интересное
Скачать документальный фильм "Перспектива евразийской интеграции"

Перспектива евразийской интеграции

Голосов: -1
Постер Перспектива евразийской интеграции
Оригинальное название: Перспектива евразийской интеграции
Год выхода: 2012
Продолжительность: 00:22:30
Язык: русский
О фильме: Директор центра геополитических экспертиз Валерий Коровин и член президиума Конгресса Русских Общин Алексей Михайлов о перспективах евразийской интеграции и прошедшем форуме российской молодежи «Домбай 2012».
Алексей Михайлов: Добрый вечер! Мой собеседник Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз, а также активист Евразийского движения и соратник Александра Дугина. Наша тема – это Евразийский союз. Отправная точка это прошедший на Кавказе традиционный форум российской молодежи «Домбай 2012», на котором организаторы в этом году подняли тему Евразийского союза. Организаторы – это Российский Конгресс народов Кавказа и фон «Эльбрусоид».

Валерий Коровин: Также Международное евразийское движение.

Алексей Михайлов: Какие есть сложные моменты? Какие есть перспективы?

Валерий Коровин: Прежде всего, надо начать с того, что евразийство – это мировоззрение, которое дает ответы на все вопросы и вызовы, то есть это полноценная не только идеологическая, но и мировоззренческая модель. Соответственно, проект Евразийского союза, который стал основой для обсуждения на форуме «Домбай 2012» — это лишь оно из технологических проявлений в основном акцентированное на вопросах экономики, а также на взаимоотношении и соотношении народа и государств, которые населяют евразийское пространство. Поэтому евразийство – это тема чуть более широкая, а Евразийский союз – это чуть более конкретная. У всех перед глазами существует пример Европейского союза. Прошел определенный период, достаточно количество лет для того, чтобы проанализировать его и учесть те ошибки, которые были допущены и сейчас с учетом ментальности и особенностей евразийского пространства, попытаться его реализовать на новом пространстве.

Алексей Михайлов: Сразу вопрос. Как, по-твоему, соотносятся евразийская и европейская интеграции? Европейский союз и Евразийский союз? Они конфликтуют?

Валерий Коровин: К моему сожалению, европейский интеграционный проект пошел по мондиалисткому пути, то есть создание единого конгломерата создания общества, а не по пути проекта Европы народов, такой вариант тоже был и он вплоть до начала 90-ых также рассматривался на равных. Когда народ становится субъектом большого стратегического европейского пространства и как субъект сохраняет идентичность тех остаточных, после всех имперских и всех национальных моментов, которые пережила Европа – остается эта идентичность принадлежности к народу. Американцы стояли как раз на варианте развития единой Европы, когда субъектом становится гражданин без идентичности, соответственно без происхождения, без корней, а создается некая надидентичность европейская и остается только гражданская идентичность. Человек становится гражданином Европейского союза и все, больше никаких идентификационных особенностей у него не остается. Конечно, это колоссальный минус, который привел сначала к мультикультурализму.

Алексей Михайлов: Я бы сказал, что это мультикультурализм к этому привел.

Валерий Коровин: Тут такая взаимная лента Мёбиуса.
Алексей Михайлов: Конечно.

Валерий Коровин: К тому, что люди, приезжающие в Европейский союз, а в основном это представители арабского общества, турецкого общества, бывших колоний европейских государства. Приезжают туда с сильной идентичностью, а европеец остался без идентичности. Дальше начинаются некие такие нервозные, истерические реакции на подобии поступка Андерса Брейвика или каких-то еще таких жестов отчаяния европейца, который понял, что он остался ни с чем.

Алексей Михайлов: Добавлю еще, что и в России, если мы говорим о центре интеграционных процессов, есть абсолютно та же самая позиция. Есть силы, которые заинтересованы в том, чтобы национальную идентичность исключить, стереть ее, подавить, замазать. В принципе, в какой-то степени это уже делается.

Валерий Коровин: Делается с 90-ых годов и очень активно.

Алексей Михайлов: Да, поэтому еще одна подводка к теме евразийского союза, что это в принципе может быть что угодно – эта вещь может оказаться и негативной. Вопрос начинки, чем он будет насыщен?

Валерий Коровин: Вопрос содержания является в данном случае ключевым, потому что под этим брендом, по этой формой, которая была вброшена Путиным в новейшей истории, а до этого Назарбаевым, а до этого евразийцами-интеллектуалами. Сейчас можно подозревать все, что угодно. В принципе мы уже с этим сталкиваемся, потом что этот тренд воспринят и множество пытаются его теперь наполнить своим содержанием и своим осмыслением. Каждый говорит: «Евразийский союз? Сейчас мы вам объясним, что это такое» и начинается чистая импровизация. Здесь мне кажется важно, чтобы российская власть взяла наиболее содержательный и близкий к оригиналу проект реализации и выполнения этого проекта. Иначе мы можем столкнуться с агрессивным насаждением, как раз мандиалисткого варианта, такого западного, атлантисткого. Варианта создания некой унификационной гражданской безидентичности, такой биомассой на пространстве Евразии, которое грозит чудовищными трансформациями и конфликтами

Алексей Михайлов: Я, безусловно, такие опасения разделяю, но что касается идеологии евразийского союза, конечно, другая точка зрения. Она связана с тем, что я и мои соратники видим Евразийский союза не как самоцель, а как инструмент. Для вас – евразистов – есть некая идея, которую вы саму по себе культивируете, как явствует из вашего названия и идеологии. Для вас это цель, а для нас это средство.

Валерий Коровин: Нет, для нас это тоже не цель, потому что если брать людей традиции, людей религиозных и верующих, то целью для таких людей является спасение.

Алексей Михайлов: Можно с этим согласиться, что религиозный человек назовет это спасением.

Валерий Коровин: Да, а для русского человека это идея коллективного спасения – спастись самому и спасти свой народ.

Алексей Михайлов: Если мы говорим о политике, то да, множество людей, конечно.

Валерий Коровин: Соответственно должен быть создан инструментарий для этого спасения и евразийская идеология становится инструментарием создания такого инструментария.

Алексей Михайлов: Может быть, я не буду спорить.

Валерий Коровин: Это тоже средство.

Алексей Михайлов: Складывается такое впечатление, что для вас само слово евразийский союз уже однозначно со знаком плюс.

Валерий Коровин: Знаете почему? Тогда, когда мы начинали эту форму, идею двигаться сначала в интеллектуальное сообщество, а потом в политическое, то мы находились в контексте полного отрицания. Речь шла вообще о полностью противоположном проекте для России, то есть движение на Запад, вместе с Западом в либеральный западный мир, отказ от собственной идентичности полностью, капитуляция перед военно-стратегическим и геополитическими планами.

Алексей Михайлов: Какое-то начало 90-ых годов.

Валерий Коровин: Да, начало 90-ых годов, а тогда мы и начинали. Были идеи, которые полностью были противоположными, то есть евразийство на тот момент было радикальным выбором – это был вызов роду вещей, которые окружали нас, и быть евразийцем тогда было абсолютно таким революционным жестом.

Алексей Михайлов: Повторю, что в декларации подчеркнули позитивные моменты, которые могут быть. Например, улучшение ситуации, связанной с миграцией, с трафиком наркотиков и так далее. В принципе, очевидно, что если мы имеем влияние на те страны, откуда это все идет, то мы можем наводить порядок, можем наводить границу и так далее. К сожалению, опыт здесь неоднозначный. Если вспомнить историю постсоветского пространства, в частности Таджикистан, когда российские пограничники осуществляли контроль границы, а это действительно естественные границы. В этом плане геополитика совершенно объективно на это указывает, что ее удобно защищать и контролировать, в том числе отгораживаясь от Афганистана с его потоком наркотиков. Также контролируя границу с Китаем, откуда идет товар и это все влияет на экономическую составляющую. Действительно это удобно, но местные элиты воспротивились этому. Либо наркотики изъятые на границе поступали им же в эти квазигосударственные органы, а потом снова выходили на рынок. Когда российские пограничники стали с этим бороться и уничтожать все это самостоятельно, тогда контракт был расторгнут. Поэтому сейчас такой факт, что Киргизия де-факто уже присоединяется к Таможенному союзу, то без обеспечения этих принципиальных моментов дальнейшая интеграция может пойти в минус и она опять-таки ударит по самой идее интеграции. В частности, она отпугнет Украину и многие другие страны, которые колеблются. Средняя Азия, в ее худших проявлениях, а именно массовая миграция и наркотрафик, способны эту идею поломать вообще. Поэтому я вижу точку приложения общественных организаций в том, чтобы этот момент касательный Евразийского союза – это всячески подчеркивать, изучать и гарантировать, что если мы включаем эти страны, то, во-первых, не совсем на равных, потому что их нельзя назвать полностью состоявшимися государственными образованиями, а во-вторых, надо этот момент обязательно как-то освещать. Это необходимые условия.

Валерий Коровин: Дело в том, что даже создание Таможенного союза, даже если брать сугубо экономический уровень, то даже на этом уровне вопрос миграции из Азиатских республик, бывших советских, как раз решается и устраняется в силу того, что миграция – это следствие дисбаланса экономического развития. Если в России уровень экономического развития выше, а там ниже, то есть смысл ехать в Россию для того, чтобы заработать здесь большие деньги и потратить там. Таможенный Союз создается именно для того, чтобы сбалансировать или уравновесить экономическое развитие. Когда снимаются пошлины, открывают границы и начинается беспошлинная торговля, то интенсификация того товарооборота и финансового оборота уравнивает тех, кто слабее, но не сильно слабее. Они подтягиваются до уровня тех, кто сильнее и дальше эти экономики суммируются и даже умножаются.

Алексей Михайлов: Если мы умножим экономику Таджикистана, то это будет умножение на ноль.

Валерий Коровин: Нет, ничего подобного. Экономические и стратегические преимущества мы конвертируем в экономический выхлоп, для них есть цель экономически подтянуться. Соответственно, когда экономики уравняются, не будет смысла ехать в Россию.

Алексей Михайлов: Понятно. Вопрос опять-таки в конкретных экономических проектах и программах, чтобы они были расписаны и мы видели, что в Таджикистане будет то и то, что создаст столько рабочих мест и вот таким образом повлияет на всю эту ситуацию. Безусловно, это было бы очень нужно и полезно, чтобы это было обществу, местным элитам и самим эмигрантам.

Валерий Коровин: На этом фоне как раз не понятна выходка со вступлением России в ВТО. Как мы знаем, один из главных законов экономического развития – в равных условиях бедные еще больше беднеют, а богатые еще больше богатеют. Естественно, что по уровню развития экономики Россия отстает от таких локомотивов ВТО, поэтому мы обрекаем себя на действие в неравных условиях. Мы будем истощаться, потому что мы будем обложены массой ограничений, а чья экономика уже более развита – они будут дополнительно изыскивать себе плюсы. Вот этот жест вступления в ВТО абсолютно диссонирует с созданием Таможенного и Евразийского союза. Абсолютный распад сознания. О чем думают российские элиты, когда с одной провозглашают Евразийский союз и приглашают в Таможенный союз бывших союзников по соцлагерю и с другой стороны тут же вступают в ВТО? Абсолютно абсурдная ситуация, которая и создает этот самый ноль, о котором вы говорите. Два взаимоисключающих направления приводящие к нулевому результату.

Алексей Михайлов: К сожалению, если мы говорим о Евразийском союзе, то очень много подводных камней или даже таких откровенно стоящих препятствий, даже если пройтись по странам, которые мы собираемся интегрировать. Может быть, нам действительно уделить им внимание по отдельности? Сейчас поговорили про Таджикистан и Киргизию, но я думаю, что здесь ситуация понятна – это колоссальные опасения на уровне общества, на уровне элит и понятно с чем они связаны. Присоединение бедных заведомо …

Валерий Коровин: Это не страшно. У нас есть регионы, наиболее бедные внутри России.

Алексей Михайлов: Я не думаю, что у нас есть наиболее бедные, чем Таджикистан.

Валерий Коровин: Есть более бедные, чем Таджикистан, регионы внутри России.

Алексей Михайлов: Таджикистан выживает за счет таких нехороших вещей, как контрабанда и наркотики, которые на каждом уровне там подпитывают местную экономику.

Валерий Коровин: Мне кажется, что главная угроза не в бедности Таджикистана, а в том, что он номинально продолжая оставаться суверенным государством, пытается выстраивать свои стратегические отношения с геополитическими оппонентами России. Конкретно работая с советниками США, консультируясь с Вашингтоном, который, как наш геополитический оппонент, не заинтересован в создании серьезной силы на евразийском континенте, которая может возникнуть вследствие успешной реализации проекта Евразийского союза. Он заинтересован в обратном, в послаблении.

Алексей Михайлов: Я понял и это тоже правильно.

Валерий Коровин: Опасность Таджикистана и таджикской элиты, киргизской и всех остальных элит постсоветского пространства для нас в том, что они пытаются усидеть на двух стульях, заигрывая и с Вашингтоном, и с Москвой. Вот это создает нам угрозу.

Алексей Михайлов: Давайте не будем спорить, здесь есть и такая опасность, и такая опасность.

Валерий Коровин: Мы хотим закрыть границы, а Вашингтон хочет открыть, потому что наркотрафик из Афганистана, где производство наркотиков за время пребывания в НАТО было ориентировано исключительно на Россию.

Алексей Михайлов: Я думаю, что если стоит и такой момент, и такой, то на уровне общественного сознания фактор бедных и побирающихся, скажем так, регионов и государств, и это важно …

Валерий Коровин: Бедность – это явление субъективное.

Алексей Михайлов: Бедность не порок?

Валерий Коровин: Нет, бедность это субъективное явление. Кому-то достаточно миски риса в день и он абсолютно счастлив, а кому-то яхта в миллион долларов – это недостаточно и он считает себя бедным. Поэтому я думаю, что таджики прекрасно себя чувствуют в Таджикистане и едут зарабатывать под воздействием агрессивной пропаганды, движущейся со стороны современного мира. Им говорят: «Как вы живете – этого недостаточно. Надо иметь айфон, автомобиль», хотя это им не надо на самом деле. Они были довольны и без этого.

Алексей Михайлов: Скажем так, что это процесс естественный и необратимый. Просто средства коммуникации банально всех информирует о том, как можно жить.

Валерий Коровин: Заражают этим.

Алексей Михайлов: Заражают. С этими странами понятно. На мой взгляд, интеграционный процесс без Украины – это что-то неполноценное.

Валерий Коровин: Безусловно.

Алексей Михайлов: При этом каких-то сильных доводов, какого-то продвижения на этом фронте вообще не наблюдается, насколько я понимаю. Русские силы на Украине дезорганизованные, практически недееспособны, а властные элиты тоже смотрят в основном в Европу, на Запад.

Валерий Коровин: Украина пережила 4-летие оранжевого гнета, когда западные американские сети пронизали все общество и всю социальную ткань этого государства сверху донизу. Конечно, очень тяжело приходит в себя после такой шоковой терапии. Даже Янукович со своими позывами пророссийскими сталкивается с колоссальной делигитимацией внутри своего государства, с колоссальным сопротивление. Плюс сопротивление извне, которому он подвергается. На этом фоне он видит такую вялую, невнятную артикуляцию российских коллег.

Алексей Михайлов: Абсолютно.

Валерий Коровин: Он обращается к ним за адекватным ответом, а они ему говорят: «А чё там? Ну, давай! Не хочешь? Ну, не давай». Конечно, это не дело и не разговор. При наличии такого с одной стороны бодрого и жесткого прессинга американцев, знающих чего они хотят и предлагающих четкую, ясную последовательность шагов и конечность цели. Такая невнятная, вялая, полусонная в таком бульоне пребывающая российская элита, которая мычит просто в ответ. Конечно, Януковичу тяжело, будь он 100 раз проруский политик, но приходится какие-то конкретные вопросы решать, которые он решить не может в связи с отсутствием внятного ответа со стороны России.

Безусловно, Украина остается одним из приоритетных, важнейших государств, потому что без Украины (как мы знаем даже из работ Бжезинского, популяризатора о геополитике) Россия перестает быть евразийской державой и становится державой азиатской. Украина это необходимый для создания интеграционного проекта модуль, который дает нам возможность захода в Европу с 40-миллионным населением, с их экономикой, потенциалом, территориями, стратегическими выходами и так далее. Для нас это цель № 1 в Евразийской интеграции, это принимают и американцы.

Алексей Михайлов: Какие походы к этой цели? Что в общественном плане? Потому что даже домбайский форум, на мой взгляд, показал, что Украина даже на уровне организации к этому не готова и не ориентирована. Действительно прозападный тренд моден и он укоренился. Он там господствует, особенно на уровне молодежи.

Валерий Коровин: Упустили время.

Алексей Михайлов: Да, в то время, как восточный блок занимался приватизацией топливно-энергетического комплекса, западный вкладывался в образование, в школы.

Валерий Коровин: Совершенно верно и вот последствия.

Алексей Михайлов: Понятно. Я слышал такую вещь, что единственный способ у России, как-то выстроить отношения с Украиной это все-таки развивать ВПК, потому что украинский ВПК еще тоже до конца не умер и он очень тесно завязан именно на Россию. Если пойти по этой линии, то тогда опять-таки нам надо поднимать и свою промышленность. Делать акцент на это. В любом случае мы приходим к тому, что нужно начинать с себя, чтобы быть привлекательными для наших соседей.

Валерий Коровин: Нельзя акцентировать внимание только на экономике, потому что мы никакого полноценного интеграционного проекта, базируясь только на экономике, не создадим. Американцы это понимают и поэтому они всегда поддерживают любые экономические и интеграционные инициативы, но всегда категорически накладывают жесткое табу на любые политические стратегические сближения. Экономика это лишь такая своего рода наживка, это то, с чего следует начинать. Отправная точка, но дальше нужно стремительно развивать параллельно с экономическим взаимодействием, еще и политические процессы интеграционные. Только в этом смысле мы сможем говорить о полноценном политическом блоке с Украиной. Посмотрите, что случилось с Евросоюзом. Он при серьезной экономической базе и уровне экономического развития в политическом плане, а особенно в геополитическом, представляет собой полностью такую импотентную структуру, то есть без всякой дееспособности. Американцы играют Европой, как хотят. На уровне стратегии геополитики Европа вообще не субъект, а на уровне экономики субъект. Нам надо не повторить еще и эту ошибку.

Алексей Михайлов: Я думаю, что у нас не получится ее повторить, потому что Европа не имеет единоначалия. Нельзя сказать, что вот эта страна, пусть она и доминирующая, но все равно не принимает решения за всех остальных.

Валерий Коровин: Потому что ей запрещено принимать решения, потому что она была побежденной страной. Она была оккупирована, раздавлена и растоптана. Ей запрещено иметь полноценную стратегию и полноценные вооруженные силы.

Алексей Михайлов: Я согласен, что экономикой все не исчерпывается, но все-таки с нее надо начинать.

Валерий Коровин: С нее надо начинать и параллельно с этим подкреплять политическими процессами.

Алексей Михайлов: На данный момент все рассуждения о духовности и о каких-то общих культурных ценностях, к сожалению, воспринимается, как пустословие. Если мы не покажем каких-то конкретных экономических перспектив, хотя можно не обязательно даже экономических. Пусть даже культурных, но конкретных. Как может повлиять на культурный уровень, на здоровый образ жизни, на все что угодно? Каким именно образом? Потому что экономика это, по крайне мере, всегда что-то конкретное, осязаемое, что можно померить и оценить. К сожалению, культура такая сфера, где очень много словес и мало практики. В завершение можем сказать, что давайте общественными организациями будем заниматься, по крайней мере, проектированием и продумыванием той самой начинки этой интеграции.

Валерий Коровин: Давление снизу – это важнейший фактор для продвижения любого проекта и его организации. Когда этого давления нет, то власть теряет тонус. Она перестает понимать, зачем она это делает.

Алексей Михайлов: Поэтому этот импульс, который на «Домбае 2012» был дан общественной дискуссии вокруг Евразийского союза, я думаю, будем его продолжать и Конгресс Русских Общин, и ваш Центр геополитических экспертиз, и Евразийское движение. Каждый по-своему будет этим заниматься.
ФАЙЛ
Имя файла: Перспектива евразийской интеграции.mp4
Размер файла: 262 MB
Длительность: 22mn 30s
Общий битрейт: 1 630 Kbps
Видео: AVC, 1280x720 (16:9), 25.000 fps, 1 436 Kbps (0.062 bit/pixel)
Аудио: AAC LC, 44.1 KHz, 2 ch, 192 Kbps, VBR


Screens:

http://i59.fastpic.ru/big/2013/0919/a3/8ab4f049974ad9ed77fa5baf67bde1a3.jpg http://i59.fastpic.ru/big/2013/0919/10/4d6f97d5a5885a2af7acae9dfda67310.jpg http://i58.fastpic.ru/big/2013/0919/0b/a725b43fa0ccd216c87ccd1f7506680b.jpg http://i57.fastpic.ru/big/2013/0919/31/3f7065a36813f7ff594c465cb0814e31.jpg

http://i58.fastpic.ru/big/2013/0919/cd/31ae51f726ddcedd4b05f2325668f9cd.jpg http://i59.fastpic.ru/big/2013/0919/d3/771ca6ddb9c7cebebfa530c3c4cb48d3.jpg http://i59.fastpic.ru/big/2013/0919/0a/1028a4a5e18298271e3efe7bbc2fd60a.jpg http://i57.fastpic.ru/big/2013/0919/62/97116a77f0430b286605206f615bdc62.jpg

http://i57.fastpic.ru/big/2013/0919/32/0ce3a5e70d874703d8914a5d32679d32.jpg
http://i54.fastpic.ru/big/2013/0219/78/8c38bdc1fdc94f914670274ab0d6e778.gif
http://i51.fastpic.ru/big/2013/0219/35/193ff96dc373bb1f14cafb95e37aa535.gif


Просмотров2011
Взят31
Скачан9 раз
Раздалmetanoia
Размер262.46 MB
Добавлен2013-09-25 23:43:55

Список комментариев
Дополнительные тэги: Еврейский, Емельянов, Жданов, Запад, Златоуст, Ивашов, Инглиизм, Ирания, Каббала, Калашников​, Карпов, Киев, Климов, Коловрат, Комитет, Компьютерный, Конкурс, Континент, Концлагерь, Коррупция, КПРФ

|