Вход
Интересное
Скачать документальный фильм о войне "Русский геноцид: "Фактор Икс""

Русский геноцид: "Фактор Икс"

Голосов: -1
Постер Русский геноцид: "Фактор Икс"
Оригинальное название: Русский геноцид: *Фактор Икс*
Год выхода: 2012
В ролях: Максим Калашников
Продолжительность: 00:26:21
Язык: русский
О фильме: Демограф, врач, общественный деятель Игорь Гундаров и футуролог Максим Калашников о демографическом кризисе и его главной причине.
Максим Калашников: 13 миллионов фактически уничтоженных и 24 миллиона не родившихся людей – такова цена либеральных репрессий за последнюю четверть века – это действительно репрессии и не сталинские, а именно либеральные. Если бы сохранялась та самая рождаемость, которую мы имели еще в 1987-м году, если бы сохранялся тот уровень смертности, который был в Российской Федерации в составе Советского Союза, то сейчас на территории нынешней Федерации жило бы 177 миллионов человек. Что же с нами случилось? Об этом мы сегодня беседуем с нашим гостем, демографом, врачом, исследователем, Игорем Алексеевичем Гундаровым. Здравствуйте, Игорь Алексеевич!

Игорь Гундаров: Добрый день.

Максим Калашников: Я особенно рад представить вас вживую нашим телезрителям, поскольку вы герой моих нескольких книжек. Теперь вы в нашей студии и мы можем поговорить напрямую. Что же с нами случилось? Почему мы заплатили такую цену? Почему произошел, с моей точки зрения, настоящий геноцид? Ибо 13 миллионов только чистой смертности за эти 20 с небольшим лет. Даже меньше, чем четверть века. Что это было, Игорь Алексеевич?

Игорь Гундаров: В первую очередь я ученый и как ученый должен сказать – произошло что-то удивительное, что до сих пор не входит в понимание западной и отечественной науки. В том числе и демографии. Кстати, в демографии я единственный врач, поэтому меня интересуют не только две костяшки влево – смерть, две вправо, а механизмы, причины, почему происходит, от чего рожают, от чего умирают. Когда вначале 90-ых начался этот поразительный подскок смертности и обвал рождаемости, мы попробовали проанализировать все известные в науке медицинские и экологические факторы – и холестерин, и курение, и давление, и избыточная масса тела, и лечение гипертонии. Даже подключили озоновые адерации, циклы Кондратьева, Чижевского. Ничего не объясняет того, то происходит.

Максим Калашников: То есть пили в 90-ые и нулевые годы не больше, чем в Советском Союзе? Тогда пили тоже достаточно. Курили, в принципе, также. С ожирением и гипертонией было сравнимо, а смертность резко выросла.

Игорь Гундаров: Более того, поразительно, что на одну и ту же долю алкоголя смертность увеличилась в 1, 5 раза. Человек умер от алкогольного отравления, патологоанатомы берут кровь, смотрят концентрацию, а она в 1, 5 раза ниже смертельной дозы. Более того, начинаем смотреть инфекционные заболевания, вообще голова кругом. Некоторые инфекции подскочили на тысячи процентов. Я выступал перед эпидемиологами, смотрю, что они меня не слышат и не понимают о чем речь: «Не может быть! ». Когда мы привыкли объявлять эпидемиологический порог относительно гриппа? Когда на 40–50% увеличилась заболеваемость, смертность, а это на тысячи процентов!

Максим Калашников: То есть резко упала сопротивляемость организма, жизнеспособность?

Игорь Гундаров: Вы уже начинаете объяснять, а я сначала просто констатирую факты, парадоксы. Причем я взял Ленинград – это аккуратный город, небольшая миграция, в отличие от Москвы, там качественное здравоохранение, точно ведется статистика. Вот там взлетает смертность от дизентерии – 1100%, заболеваемость сифилисом – 1300%. Начинаем смотреть, неужели столько появилось проституток, спирохет? Не может этого быть.

Максим Калашников: Демократов.

Игорь Гундаров: Не может этого быть. Начинаем смотреть дальше, обострение хронического сифилиса увеличилось на 1000%. Происходит что-то такое, чего в мире никогда не было и до сих пор никто не верит, что это может быть. Наука отказалась рассматривать это как факт. Ведь не было ни одного заседания Всемирной организации здравоохранения, Академии медицинских наук, хотя я туда ходил. Почему не было? Они говорят: «Этого не может быть! ». Я им привожу цифры, они опять говорят: «Мы эти цифры не видим». Произошло что-то невообразимое. Классическая медицинская наука и демография в основном экономоцентристские. Кстати, все демографы – экономисты. У них понятия «дух», «психика», «смыслы» вызывают смех и они совершенно глухи к этим рассуждениям.

Даже ввели понятие «сверхсмертность», вы назвали эти цифры, что это такое? Если взять середину 80-ых годов за базовую точку подсчета, то этот подскок в 13 миллионов избыточно умерших людей и есть сверхсмертность. Мы начинаем задавать вопрос: отчего же это произошло, если никакие материальные факторы не дают объяснения?

Максим Калашников: Игорь Алексеевич, я бы здесь вспомнил вашу лекцию, которую вы читали нам в Институте динамического консерватизма. При таком же уровне ВВП на душу населения, который имеет сейчас РФ это сейчас где-то 15, 5 долларов, то при таком же уровне ВВП – а есть страны с таким же уровнем ВВП – смертность там примерно в 1, 5 раза выше. Получается, что на русских действует некий фактор Икс, который заставляет нас вымирать.

Игорь Гундаров: Да, этот фактор Икс, мы в этом убедились, когда перечислили все материальные агенты. Ни один из них не отвечал и на десятую долю, и все вместе тоже. Беспричинных явлений не бывает, материальные причины отсутствуют, поэтому мы были вынуждены выйти в сферу психики. Поразительно, что никто из серьезных ученых этим не занимался. Я уже лженаукой начинаю говорить – о духах, о смыслах, о ценностях, об установках.

Еще короткий пример. Берем инфекционные заболевания. Оказалось, что инфекции взлетели у взрослых, а у детей они упали. Значит, у взрослых есть что-то такое, чего нет у детей.

Максим Калашников: Это делает их беззащитными.

Игорь Гундаров: Чем отличается трехлетний ребенок от взрослого? Причем порог – где-то в 16 лет появляется этот фактор, когда человек превращается из куска мяса в личность.

Максим Калашников: Сталкиваясь с реальной жизнью.

Игорь Гундаров: Причем это реальная жизнь в сфере духа. Ведь наши дети сейчас материально живут не беднее – допустим, взять москвичей – чем это было 30 лет тому назад. Посмотрите сколько машин по Москве! Получается, что дело не в экономическом благосостоянии, а что-то с духом. Когда человеку становится 16–18 лет, он выходит в эту реальность, а реальность не материальна. Что там? Тоска, злоба, человек человеку враг, всему цена – деньги, порок превращается в высшую ценность, все святое отметается. Причем с обеих сторон, вот «Pussy Riot» — у них нет ничего святого. Я верую в коммунизм, так как я коммунист. Всегда говорили, что коммунизм – это религия. Там верят в Царство Небесное, а я в коммунизм. Там уважают Бога Иисуса Христа, а я Маркса и Ленина. Поэтому я верующий, для меня это религия. Тем не менее, если взять церковь, то она же кощунствует над моей верой, называя моего Бога – «труп», «мумия», «вынести его». В результате, если нарушают мою святость, то нарушают твою, а со стороны стоят эти «Pussy Riot» и говорят: «Чума на оба ваши дома, вообще ничего святого нет». Вот, что происходит у нас сейчас в сфере духа.
Максим Калашников: Таким образом, духовное прямо действует на телесное, соматическое. Оно напрямую оказывает влияние на жизнеспособность, здоровье, иммунитет, способность воспроизвести себя.

Игорь Гундаров: Так точно, Максим. Я светский ученный, очень аккуратный, но я вынужден признать наличие материализации духа. Смыслы, установки, ценности – это же не материально.

Максим Калашников: Ведь Энгельс, сподвижник Маркса, сказал, что «дух есть высшее проявление материи».

Игорь Гундаров: Я думаю, он даже до конца не понимал глубины своей фразы. Дух – это высший продукт материи. Родившись, он уже начинает обладать самостоятельными свойствами, влияя на того, кто его произвел. Я полагаю, что человек – это единственное творение во вселенной, которое способно переводить не материальную энергию смыслов, установок в материальную и наоборот, материальную в нематериальную. Мы обнаруживаем новую реальность – нематериальная или идеальная реальность. Она реально существует, только ее невозможно пощупать.

Где находится любовь к Родине? Невозможно показать пальцем. А честь и достоинство? Это и есть то, что производит дух. Там находится все, что связано с вещами, о которых мы сейчас говорим.

Максим Калашников: Игорь Алексеевич, таким образом, получается, что сегодняшний общественный строй это сгусток ненависти, алчности. Сама современная капиталистическая экономика, по сути дела, это семь смертных грехов и это начинает действовать на человека. Фактически включается механизм самоуничтожения. Кстати, еще есть один демограф, он не врач, Николас Эберстадт, который обратил внимание на тот же феномен, что и вы, на то же явление. Он пришел к выводу, что русские очень склонны к депрессии и начинают умирать. Перестают размножаться и начинают самоуничтожаться. Хотя это немец, не знающий нашего национального характера настолько, но он пришел практически к похожему выводу.

Игорь Гундаров: Дух есть у всех, но оказалось, что русский народ единственный у которого сила влияния духа, смысла и ценностей проявляется сильнее всего. Поэтому этот взлет подскочившей смертности является реакцией на духовное насилие. Противопоставить было нечего.

Максим Калашников: Нет общей идеи, общего дела, воодушевляющего, окрыляющего людей. Вы же любите приводить пример о рождаемости в блокадном изолированном Ленинграде. В 1944-м году блокаду сняли, впереди забрезжила победа и рождаемость в четыре раза выросла.

Игорь Гундаров: Превысила довоенный год. Это потом, кода придет тот хороший строй, про который мы говорим и будем снимать фильмы. По Ленинграду ходили беременные скелеты — это просто чудо какое-то. Уровень рождаемости в 1944-м году превысил 1940-й год в 1, 5 раза. Фантастика, этого не может быть!

Максим Калашников: Воодушевление. Вы тогда точно сказали, что и женщины будут вскрикивать, и дети будут рождаться!

Игорь Гундаров: Получается, что с начала 90-ых годов мы перенесли не только и не столько экономические удары, сколько удары от столкновения двух смысловых полей.

Максим Калашников: Произошла некая психокатастрофа. Духовная.

Игорь Гундаров: Психобитва и мы на том этапе проиграли. Причем анализируя потом распад Советского Союза я являюсь категорическим противником того, что это поражение и мы проиграли холодную войну. Нет, в конце 80-ых годов, мы – великий советский народ почувствовали, что то о чем мы мечтали в 1917-ом году уже достигнуто. По большому счету коммунизм мы построили. О чем мечтал Маркс – свершилось.

Максим Калашников: Это сказалось на русской рождаемости. Ваши графики, которые вы представляете, четко говорят о том, что люди после брежневского сна – тогда пришли молодые лидеры – воодушевились и пошел бэби-бум, всплеск рождаемости. До 1989-го года точно.

Игорь Гундаров: В Перестройке нужно различать два этапа. Первый этап был хорошим, ведь мы рванулись искать новую, счастливую, справедливую жизнь. Продолжалось это до 1987–1988-х годов. 1985–1986-й год – это первый этап Перестройки. Веселый, радостный, счастливый, творческий.

Максим Калашников: Надежда и столько огромных возможностей.

Игорь Гундаров: Желание. Мы хозяева жизни! В результате не только рождаемость подскочила, но и аборты взлетели. Опять парадокс.

Максим Калашников: При росте рождаемости еще и аборты увеличились?

Игорь Гундаров: Опять парадокс. В демографии такого не может быть. Везде ножницы, растут аборты – снижается рождаемость, а эта сексуальная энергия настолько мощная, что хватило и на рождаемость, и на аборты. Я даже новое направление в демографии выделил – психодемография. Поразительно, что творит человеческая психика с его резервами, иммунной системой, сперматозоидами, овуляторной способностью.

Максим Калашников: То есть это был эффект подобный снятию блокады в Ленинграде? Народ тогда воспрял?

Игорь Гундаров: Да, начало Перестройки было чем-то подобным снятию Ленинградской блокады. Потом, когда вдруг стали строить капитализм, начался шок.

Максим Калашников: Когда пошли катастрофы, провалы и все.

Игорь Гундаров: Я ученый и поэтому мне нужны доказательства. Ты красиво говоришь про дух, но как это измерить? Вот здесь нам подсказала религия, особенно Иисус Христос, которого я глубоко уважаю, как первого гениального социального реформатора. Он предложил тогда строить Царство Божие на земле, то есть новый справедливый счастливый строй. Не на небе, где царство его Отца, а на земле царство Божие. У него спрашивали: «Как пройти к Царству Божьему? Дорога ведь узкая». Он дал нам гениальную подсказку в том, как нам управлять страной, чтобы выйти к новому строю: «Идите в том направлении, где уменьшаются убийства (не убей), кражи (не укради), разводы (не прелюбодействуй) ». Данные индикаторы надо взять, как щуп и каждый год измерять, что с ними происходит. Оказалось, что вначале Перестройки внезапно упали изнасилования, преступность, грабежи, самоубийства. Поразительно, но все упало.

Максим Калашников: Нащупать верную дорогу – падают самоубийства, туда и иди.

Игорь Гундаров: Однозначно, что Перестройка была нужна. Примерно до 1987-го года мы двигались на ощупь, еще не зная куда идти, но что-то такое было. Потом, не зная вектора – ничего другого нет, хватит вам выдумывать, будете вы там свой путь изобретать – мы выбрали мировую дорогу капитализма и пошли ею.

Максим Калашников: Усеяв ее трупами.

Игорь Гундаров: Миллионами трупов.

Максим Калашников: Ведь что такое 13 миллионов – я не беру в расчет не родившихся – это потери сравнимые с гражданской войной в начале XX века и даже больше. Хотя если брать совокупные потери, то это сравнимо. В данном случае это биологически страшный удар, потому что после той гражданской войны и Великой отечественной войны была высокая рождаемость. Тогда мы биологически компенсировали потери, а сейчас нет. Получается, что это смертельный удар.

Игорь Гундаров: Между прочим у меня есть желание выступить инициатором и поставить на Лубянке второй камень – там есть Камень жертвам сталинских политических репрессий. Так вот, если быть честными, то надо рядом поставить второй камень.

Максим Калашников: Скалу.

Игорь Гундаров: Скалу раз в пять больше камня и носить цветы – три гвоздички туда и сноп сюда. Это если быть честными. Я бы обратился к Алексеевой, Пономареву, ко всем правозащитникам: «Давайте сядем и подсчитаем». Здесь возникает второй вопрос. Сначала он звучит теоретически, а потом практически: кто виноват? Почему это произошло?

Сейчас мы объявили траур по погибшим из-за наводнения в Крымске. Позвольте, а почему у нас не был объявлен траур по поводу 13 миллионов избыточно погибших?

Максим Калашников: По 24 миллионам не родившихся.

Игорь Гундаров: Примерно 20 миллионов. Что это? Кто-нибудь за это хоть как-то скажет «простите, пожалуйста» или каков механизм?

Максим Калашников: В самом деле это же не десталинизация и не «кровавый Сталин». Там у него, извините, лес рубили – щепки летели, а здесь стволы полетели, какие щепки?

Игорь Гундаров: Меня приглашали на первые два Всероссийских церковных собора, поскольку я одним из самых первых стал заниматься демографией в этом направлении. Потом перестали приглашать, позвонили с отказом, аргумент был такой: «Он духом занимается, дальше приглашать не будем», потому что все было нужно свалить на большевиков. Они аборты разрешили – безбожная власть. Здесь оказывается, что у нынешней власти идет сатанизация духа. Как так? Не может быть, мы же возрождаем! Измеряют возрождение по количеству открываемых церквей, монастырей. Христос предлагал другой индикатор – измеряйте убийства, самоубийства, грабежи, а здесь мощнейшая сатанизация духа. Почему церковь молчит?

Максим Калашников: Давайте, пока оставим этот вопрос в стороне. Ваши исследования показали, что на самом деле этот черный психогенератор, эта великая депрессия – убивает не только русских. Вы показали, как рождаемость падает в Дагестане, Ингушетии, Чечне. Там она была изначально выше, чем у русских, где-то на 1980-е годы. По-моему, сейчас и там пошел спад.

Игорь Гундаров: Причем более интенсивный спад, чем у нас. Еще одна из шпилек в нашу сторону: «У вас дефективный характер, поэтому вы так и реагируете».

Мне приписывают понятие «русский крест» — на самом деле он не мой, я категорически против этого выражения, потому что кресты стоят и вымирает Литва, Латвия, Эстония, Украина, Болгария. Тотальный либеральный крест над этим духом.

Максим Калашников: Ту зону, которую захватили так называемые либеральные реформы – на них везде кресты стоят?

Игорь Гундаров: Везде крест.

Максим Калашников: Там и литовские, и болгарские, и венгерские.

Игорь Гундаров: Причем он настолько силен, что даже идет на мусульманские, азиатские республики. Там рождаемость обвалилась больше, чем у нас.

Максим Калашников: Вы имеете в виду Северокавказские республики?

Игорь Гундаров: Да и азиатские республики нашего бывшего Советского Союза.

Максим Калашников: Удивительно, ведь нам показывают, что там рождаемость до сих пор высокая.

Игорь Гундаров: Вы правильно сказали, она высокая, потому что раньше она была очень высокая. Сейчас просто высокая, потому что скорость спада у них больше, чем у нас. Туда этот дух, а там уже совершенно точно нет никаких абортов. Ведь у нас списывают снижение рождаемости на аборты, потерю ценности семьи, алкоголь, поэтому начинаем смотреть. Там ценность семьи – высоченная, желание иметь сына – огромное, ни наркотиков, ни абортов, ни алкоголя, ничего нет. Отчего же тогда падает рождаемость на Кавказе?

Максим Калашников: От безнадеги, от этого черного нависшего антидуха или сатанинского духа. Таким образом мы попадаем в сложнейшую ситуацию. Надо поднимать страну из руин. Ведь после 20-ти постсоветских лет – это действительно руины, пепелище. Надо снова строить плотины, промышленность, дороги, поднимать науку и все в условиях дичайшего демографического кризиса, фактически обезлюживание страны. Начинать придется видимо не только с заводов, но и с создания проекта воодушевления людей. Людей надо снова воодушевить, так ведь получается? Иначе ничего не будет, никаких заводов, никаких успехов.

Игорь Гундаров: Мы подсчитали. Для того чтобы в рамках модернизации в экономическом плане нам догнать РСФСР, если бы она жила и каждый год развивалась, как в годы застоя.

Максим Калашников: В 1989-м году, например.

Игорь Гундаров: Да, если бы она осталась и развивалась, как в годы застоя – это 5% в год. Уменьшим до 4%. Если бы каждый год по 4% прирастало, то через 10 лет она бы имела 360% от 1990-го года. У нас сейчас 78% в РФ от того уровня.

Максим Калашников: Нам официально говорят, что якобы мы сравнялись с 1990-м годом, а на самом деле 78%. Сейчас была работа российского и английского экономистов, запамятовал имена. Работа была награждена одной из международных премий. Они показали, что если бы все оставалось, как в 1989-ом году и Советский Союз остался бы, то в Российской Федерации, как и в РСФСР, ВВП на душу населения был бы в 1, 5 раза больше, чем сейчас. Вы говорите об этом же.

Игорь Гундаров: Да, тогда мы ставим цель, ведь у модернизации цели нет. Кстати, Путин обвиняет оппозицию и говорит, что нужно предъявлять программы. У Путина тоже нет никакой программы и цели у модернизации тоже нет.

Максим Калашников: Ни у кого нет программы.

Игорь Гундаров: Мы ставим экономическую цель – через 10 лет обогнать РСФСР. Если у нас сейчас 78%, а нужно 350%, то ежегодно нужно 17% промышленного роста. Ежегодно. Иначе не догоним РСФСР. Кому нужна модернизация, которая не догонит РСФСР?

Максим Калашников: Догоним ту РСФСР, которая могла быть.

Игорь Гундаров: РСФСР, которая могла быть и которая бы развивалась.

Максим Калашников: Получается, что это гонка за несколько виртуальным лидером.

Игорь Гундаров: Виртуальный лидер, который задает планку – цель модернизации – обогнать РСФСР, если бы она была. Капитализм никак не может дать 17%. Максимум 4% – это мечта у Путина. Тогда мы начинаем смотреть, где взять ресурсы, чтобы к 4% добавить еще 13%? Это только дух. Причем мы взяли все страны мира и посмотрели самые большие темпы роста — кто и когда развивался быстрее Советского Союза? В некоторые периоды, а именно НЭП и послевоенное восстановление, было 30–40% промышленного прироста. Ни деньги, ни спекуляция, ни ВВП – 30–40% промышленного роста даст только дух. К сожалению, рано из жизни ушел мой старший друг академик Дмитрий Семенович Львов, с которым мы даже хотели написать статью «Не инвестиционная экономика». Экономика зависит от денег максимум на 30%, а 70% — это сила чего-то, связанного с психикой.

Максим Калашников: Правильно. Экономика это долго не хотела признавать, до 50-ых годов она считала только капитал. Потом стала считать труд. Сейчас стала считать помимо труда некоторый капитал, нематериальные факторы кредитоспособности, а вы двинулись еще дальше.

Игорь Алексеевич, к сожалению, время нашей передачи подходит к концу и мы не смогли исчерпать все тем. Я думаю, что мы с вами все равно будем периодически встречаться. Иногда я буду приглашать вас на передачи, потому что надо искать пути будущего. Никуда нам от этого не деться, ибо в альтернативе только смерть. Если мы будем катиться по старым рельсам, то не перенесем тех потерь, которые уже понесли.

Игорь Гундаров: Максим, спасибо. Можно я также попрошу, чтобы вы приглашали меня. Почему? Потому что я врач и единственное этиологическое (причинное) лечение сейчас – это тот новый проект, который заставит душу запеть. Не запоет у народа душа – он исчезнет.

Максим Калашников: Да, главное – это воодушевление, чтобы у нас снова выросли крылья. Дорогие телезрители, с Игорем Александровичем мы не прощаемся, мы говорим ему только «до свидания», поскольку образ будущего нам предстоит создавать вместе.

К сожалению, за кадрами нашей передачи остались некоторые наши предварительные беседы, но мы продолжим их в следующих передачах. Спасибо вам огромное и до следующих встреч, дорогие друзья.

В 1989 г. в советской РФ было 35, 9 млн. человек в возрасте от 15 до 34 лет.

В 2017 г. в РФ «без СССР» будет только 17 млн. людей в возрасте от 15 до 34 лет. Такова цена «освобождения от империи» — наша смерть?

К 2020 г. Число трудоспособных в РФ упадет на 10 млн. душ.

Мы станем страной стариков, немощных и гастарбайтеров?

Что будет с Родиной и с нами? Ответят ли за свои преступления виновники либерального геноцида нашего народа?

ФАЙЛ
Имя файла: Русский геноцид_ _Фактор Икс_.mp4
Размер файла: 301 MB
Длительность: 26mn 20s
Общий битрейт: 1 599 Kbps
Видео: AVC, 1280x720 (16:9), 25.000 fps, 1 404 Kbps (0.061 bit/pixel)
Аудио: AAC LC, 44.1 KHz, 2 ch, 192 Kbps, VBR


Screens:

http://i57.fastpic.ru/big/2013/0920/02/4bf9fb0bd878db0a69fab7f636c15902.jpg http://i58.fastpic.ru/big/2013/0920/75/ce6301cfe5b73c04827781f55977ef75.jpg http://i57.fastpic.ru/big/2013/0920/bb/d9769b58fe37450cb1e051aae26bffbb.jpg http://i60.fastpic.ru/big/2013/0920/3b/ca4bd72dbdfb866f5e73b7c81499553b.jpg

http://i60.fastpic.ru/big/2013/0920/0c/4918f40bb2a172183c3f3343fdc3e40c.jpg http://i60.fastpic.ru/big/2013/0920/2a/3232b3205b3fd279174bf4a27ab3222a.jpg http://i59.fastpic.ru/big/2013/0920/ed/28b5ea7d484d108eeff672960ce89fed.jpg http://i57.fastpic.ru/big/2013/0920/e9/a5ce428bc9ede38346871a7fad1a8be9.jpg

http://i57.fastpic.ru/big/2013/0920/a5/ecfa484e6d9ed2ff71d15ed5155e22a5.jpg
http://i54.fastpic.ru/big/2013/0219/78/8c38bdc1fdc94f914670274ab0d6e778.gif
http://i51.fastpic.ru/big/2013/0219/35/193ff96dc373bb1f14cafb95e37aa535.gif


Просмотров1474
Взят94
Скачан15 раз
Раздалmetanoia
Размер301.19 MB
Добавлен2013-09-25 23:52:39

Список комментариев
Дополнительные тэги: Злоупотребление, Идеология, Индиго, Исаев, Кавказ, Капитал, Аллен Карр, Киргизия, Клинтон, Колокольный, Коммерция, Комсомол, Консерватор, Разведка, Корабли, Космос, КПСС, Крестовый, Шифрование, Крысиный, Кузьмин

Скачать фильмы о дикой природе

|

Скачать торрент фильмы о космосе

|

Исторические документальные фильмы скачать

|

Документальные фильмы о войне

Документальные фильмы скачать в хорошем качестве | Лучшие документальные фильмы скачать через торрент, без регистрации в отличном качестве. Документальные фильмы о войне, космосt, природе